Предыдущая   На главную   Содержание
 
Иоанна Хмелевская: Мечтаю о бутылке вина «Аксамит Украины» и встрече с одним ленинградским инженером... (Интервью из "КП" за 28.02.1997)
 
Иоанна Хмелевская очень популярна у нас. «Польская Агата Кристи» давно превзошла подлинную в том, что сама называет сплавом безмятежности и правды жизни в своих увлекательных, забавных и очень женских детективах. Только издательство «Фантом Пресс» издало их 30 штук – и многие по 4-5 раз – тиражом 1 миллион 800 тысяч. Многие читатели (а чаще – читательницы) собирают целые полочки карманных изданий Хмелевской, и эти собрания сочинений обычно порядком потрепаны в отличие от прочих: их дают почитать подругам, соседям – и, бывает, зачитывают напрочь…

– В автобиографии вы упоминаете фамилии предков, Ледуховских. Любой строитель знает, что существует арматура, «сетка Ледуховского»…
– Создатель сетки – а я о ней знаю, поскольку сама архитектор – мой дальний родственник.
– Теперь не приходится сомневаться: пани Хмелевская не случайно сделала архитектурно-проектное бюро, фигурирующее в романах, центральным местом действия. А как насчет Нобелевской премии по литературе? Вы по-прежнему предполагаете, что станете ее лауреатом?
– Я часто шучу на эту тему. Давным-давно, мол, должна была получить Нобелевскую премию, как особа, боровшаяся за мир. Потому что, когда люди смеются, им уже не до драк и распрей. Правда, переводить с польского вообще и мои романы в частности трудно: теряются шутки, неясны реалии. Например, не во всех странах понятно, как две женщины, стоя над трупом, могут увлеченно выяснять, где одна из них достала ветчину. Мы-то в курсе этой ситуации, не правда ли?
– Чем вы объясняете свой писательский успех?
– Бывает, что я пишу плохо, это не Бог весть какие шедевры, но они безмятежны, а это и нужно читателям. И, конечно, хэппи-энд. Я, когда работаю над романом, развлекаюсь. Вот и читатель развлекается, но в то же время находит в книгах жизненную правду. А она людям тоже нужна.
– А чего добилась Хмелевская-архитектор?
– Я проектировала ТЭЦ в Конине, онкологическую больницу в Люблине, какое-то небольшое предприятие по производству битумной массы. Может, если бы мне попадались действительно интересные проекты, то я не захотела бы сменить профессию.
– Но вы довольны судьбой?
– Пожалуй, довольна. Ну кое-что можно было бы изменить, правда, при условии, что будут те же дети. А вот что изменила бы – с детства начала бы учить иностранные языки. Но главное – писать книги я хотела всегда, остальное – довесок.
– Конан Дойль, придумавший Холмса, мог успешно консультировать полицию. А вам приходилось?
– Скорее наоборот: у меня, говорят, ум преступника. Несколько раз меня просили, чтобы я «упростила» то или иное преступление, поскольку его невозможно раскрыть. При работе над сценарием «Лекарства от любви» спор возник при замене фальшивых денег на подлинные. В те времена это было легко, я сама была свидетелем: ехал фургон, дверца которого была завязана шнурком. И из него выпал запломбированный банковский мешок. Парень, который ехал на велосипеде за машиной, подобрал его, фургон нагнал и вручил находку водителю Там была бешеная сумма денег! Но ведь он мог запросто дать им мешок с фальшивыми деньгами. Вот вам и подмена! Увы: меня попросили не описывать этот эпизод…
– Многих своих персонажей вы взяли из жизни. Наверное, не всем понравились портреты?
– Помните Эву, мою постоянную героиню? Эва хотела подать на меня в суд, но потом раздумала. Другие тоже боятся, что обсмею.
– А правда, что ваш забавный и удивительный Лесь стал известным художником?
– Да. Польское телевидение сделало часовой фильм обо мне и «прообразах» моих героев. Там фигурируют главным образом Лесь и Алиция, моя подруга, персонаж большинства книжек. Фильм показали в очень удачное время, во время Рождества, когда все сидят, уткнувшись в телевизор, – дома или у родственников. Кстати, Алицию действительно зовут Алиция, только фамилия другая. Она архитектор, график, но на пенсии. Увлеклась керамикой, делает вещицы – просто загляденье! Я ей: «Продай это, идиотка, получишь кучу денег!» А она: «Лучше ты продай, я не умею!».
– Ну а кто такой Лесь?
– Он художник, действительно работал в нашем бюро. Рисовал он всегда, со временем окончательно ушел в искусство, объехал весь мир. Со своей женой он несколько раз разводился, а потом снова на ней же и женился.
– А что прекрасная Барбара?
– Баська, к сожалению, умерла. Мы с ней учились в одной группе. Она действительно была так прекрасна, как я ее описала в «Лесе». Ее муж сейчас живет в Бостоне.
– Судя по книгам, главная героиня – ваше отражение – не слишком разбиралась в политике…
– Все не так плохо: я знаю, что президентом моей страны является Квасьневский, а вот кто премьер – с этим уже сложнее.
– В книгах вы упоминали, что у вас есть способности к ясновидению и магии.
– Да, клянусь! Причем проявились они еще в детстве. Я в 11 лет предсказала, что вся наша семья переживет воину. Рвались бомбы, перед домом стреляли пушки, а я читала книжку. Моя уверенность передалась семье. Теперь я уверена, что мою машину не угонят. Вон стоит, самая грязная на этой улице, «Тойота-Королла». Правда, я бы хотела чуть побольше, чтобы было 4 дверцы, автостеклоподъемники, кондиционер и чтобы одним нажатием ВСЕ запиралось. Сколько раз я оставляла незапертые двери или открытые окна!
– Ваше все самое любимое: любимый цвет, любимая газета, любимая еда…
– Любимая еда – обычно та, которая наиболее вредная и от которой толстеют. Едва ли не все, чего я не должна есть. Самое лучшее вино я пробовала один раз в 1978 году в Крыму – называлось «Аксамит Украины». Это шедевр. Может быть, читатели пришлют хоть пару бутылок? Любимых цветов у меня два: голубой и бежевый. Городов люблю несколько, не считая Варшавы, которую и люблю, и терпеть не могу. Навечно влюблена в Париж и Лондон. Кроме того, Краков, Брюссель, Вроцлав. Ну и, конечно, Копенгаген, город-релаксация! Люблю наше морское побережье, Балтику – Колобжег, Вислинскую косу… мне нужно разорваться на несколько частей, чтобы каждая оказалась там, где так хочется быть!
– Какую из своих книг вы считаете самой лучшей?
– Самой лучшей еще нет. Некоторые просто люблю, независимо от их достоинств и недостатков. В первую очередь «Все красное» н «Сокровища». В обоих случаях мне удалось передать атмосферу событий. Атмосферу дома Алиции, например.
– Сейчас российская действительность – сплошной криминал. Не возникало ли мысли написать иронический детектив, в котором бы действовала российская мафия?
– Меня уговаривали. Елена Рахлина, подруга из Крыма, предлагала вместе написать. Текучка заела, не успели. А вообще я не умею творить по заказу, только по вдохновению.
– К российским издателям у вас претензий нет?
– Откуда я знаю? Я же не умею читать по-русски! Но, наверное, все нормально, если книги пользуются таким спросом. По-моему, у вас ко мне хорошо относятся. Пример: в начале 70-х годов здесь, в Варшаве, ко мне неожиданно зашел незнакомец, геолог из Ленинграда. Оказалось, он свободно владел польским языком и ради собственного удовольствия переводил мои книги. Зашел, чтобы засвидетельствовать почтение и удостовериться, что правильно перевел польское идиоматическое выражение «пустить краску» – т.е. «расколоться». В считанные минуты мы сдружились. Потом оказалось, что забыли обменяться адресами, а жаль! Если он прочтет интервью, пусть отзовется! Мне хотелось бы с ним встретиться.
– Вы довольны экранизациями своих книг?
– Кошмар! Их было две. «Лекарство от любви» и «Украденная коллекция». Когда я о них вспоминаю, во мне все переворачивается. «Лекарство от любви» некоторым нравится, но в фильме мало что осталось от книги.
– Чем сейчас занимаются ваши дети?
– Один сын – электронщик, имеет небольшую фирму, занимается слаботочной связью и охранной сигнализацией Второй в Канаде окончил компьютерные курсы механического проектирования, работает в компании «Вестингауз». Один элемент чего-то там, что они проектируют, весит 150 тонн – это не укладывается у меня в голове. Обе внучки - Моника и Каролина – учатся в школе, притом прекрасно. Моника имеет черный пояс по карате.
– Ваши планы: что пишете или собираетесь написать?
– Сейчас одновременно работаю над тремя вещами. Первое – эссе о казино и азартных играх. Я это люблю и с удовольствием описываю. Второе – обычная, нормальная повесть. Но ее героиня – любительница азартных игр, тема хорошо увязывается с упомянутым эссе. Я думаю, повесть будет закончена уже в этом году. Российские читатели смогут прочитать ее в 1998-м. А третье – цикл современных очерков. В момент вдохновения я написала один, остальные – ждут подходящего момента.
– Спасибо за интервью!
– Ну что, а теперь идем в казино играть в рулетку?

Беседу вел Анатолий Анисимов.
Варшава.