Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Интервью с московской пресс-конференции
 
Одна из мировых знаменитостей, посетивших Москву в дни книжной выставки – «мать иронического детектива», как ее называют, польская писательница Иоанна Хмелевская. График пребывания пани Иоанны в Москве оказался чрезвычайно насыщенным и трудным: пресс-конференция, встречи с читателями, выступления на радио, многочисленные интервью, светские мероприятия. Хмелевская, конечно, уставала, но держалась молодцом: раздавала автографы, шутила, отвечала на вопросы.

Прежде всего, конечно, читателей и некоторых журналистов интересовали подробности биографии писательницы. Спрашивали у нее, насколько соотносятся все ее героини с личностью автора, спрашивали про детей. «Как вы начали писать детективы?» – спросил представитель одной из газет. «Об этом я подробно рассказала в своей автобиографии,» – ответила пани Иоанна...

Действительно, из книги «Автобиография без макияжа», русский перевод которой вышел в этом году, можно очень многое узнать о жизни и творчестве Хмелевской.

«После долгих сомнений и раздумий я наконец наметила свой жизненный путь. Чего мне хочется:

1. Получить высшее образование, лучше всего архитектурное.

2. Путешествовать по свету.

3. Иметь мужа и детей

4. Писать!

5. Хорошо выглядеть и пахнуть фиалками.

Почему именно фиалками – понятия не имею, но тогда мне хотелось пахнуть именно фиалками. В жизни я добилась всего этого, за исключением последнего пункта программы, фиалки мне перестали нравиться, я переключилась на Диора, что же касается хорошего внешнего вида, раз в жизни мне удалось этого достичь.»

Из той же автобиографии можно узнать, что в романах отражены многие реальные ситуации и перипетии из жизни пани Иоанны и ее в самом деле многочисленных родственников, а портреты и имена персонажей тоже в большой степени соотносятся с реальностью. Словом, автобиография – ответ на наиболее часто задаваемые вопросы. О чем же спрашивать человека, который на все вопросы уже дал ответ?

Мы встретились с Иоанной Хмелевской в одном из небольших кафе гостиницы «Космос». Она прекрасно выглядит, много улыбается и говорит эмоционально, как и должна говорить женщина, написавшая все эти книги.



– Пани Иоанна, вас называют матерью иронического детектива, а отец, говорят, – Сан Антонио. Неплохая получилась виртуальная семья, дети в которой, вероятно, – книги.

– Это подкидыши, а не дети (смеется). А вообще я терпеть не могу всей этой виртуальности, Интернета, никогда туда не залезаю. Все эти виртуальные реальности мне не нужны.

– Я вообще-то вела к тому, что сейчас у вас появилось много последователей, создающих иронические детективы. Вы их читаете? Можете кого-то особенно понравившегося назвать?

– Дело в том, что иронический детектив – редкий жанр. Сан-Антонио, Нейо Марш – вот и все известные его авторы. Я знаю, что в России много писателей, писательниц, работающих в этом жанре, но, к сожалению, ни одна их книга до сих пор не переведена на польский язык, так что я никого не читала и потому ничего о них сказать не могу.

– В одном из интервью вы сказали: «Люди, покупающие Хмелевскую, ожидают вполне определенных вещей». Но это интервью вы давали уже после того, как на русский язык были переведены недетективные ваши книги: «Азарт», «Как выжить с мужчиной», «Как выжить с женщиной» и так далее. Таким образом, вы все же нарушаете ожидания читателей, рассчитывающих на детективный сюжет.

– Я себе не изменяла и нарушать ожидания читателей совсем не собиралась. Но мои издатели очень долго уговаривали меня написать все эти книги. Я протестовала, не хотела этим заниматься, потому что это нечто совершенно иное, вовсе не то, что я делала всегда. А потом вдруг у меня появилась идея, я поняла, как бы это можно было написать, чтобы было интересно. Ну а если есть и уговоры, и идея, то уже можно писать книжку. Хотя, конечно, все эти книги о моем жизненном опыте – нечто вроде шутки.

– Ваши романы стопроцентно женские, как женские глянцевые журналы: там есть и кулинарные рецепты, и сплетни, и душещипательные истории – все то, что пишут обычно в дамских журналах. А сами вы дамские журналы читаете?

– Единственный журнал, который я по необходимости читаю – это телепрограмма. А в остальном – только книжки.

– Какие книги вы любите читать?

– Я читаю много, очень много, читаю обо всем, и трудно сказать, что конкретно я предпочитаю – хотя, наверное, в это невозможно поверить. В основном я читаю хорошие детективы, обязательно детективы, очень люблю исторические книги – самые разные, даже не очень хорошие. Читаю и какую-то серьезную литературу. Трудно даже перечислить все, что я читаю, легче сказать, чего не читаю. Во-первых, я никогда не читаю книги о путешествиях. Я всегда начинаю жалеть, что не могу увидеть всего там описанного собственными глазами, завидую, а поэтому предпочитаю не читать о путешествиях вообще – чтобы не расстраиваться. А еще я совершенно не читаю всяких эротических и порнографических романов. Зачем? У меня в жизни все уже было, и ничего больше нового не надо.

– А из ваших собственных книг какая самая любимая?

– Не книга, а книги. Две. Это, прежде всего, «Все красное» и «Сокровище» – детская книжка. И я даже могу сказать точно, почему я их люблю. В них мне лучше всего удалось создать и передать ту атмосферу, которую хотелось. Ну а раз я их написала именно так, как хотела, то их и люблю.

– Ваши произведения неоднократно экранизировали, и в одном из интервью вы сказали, что наиболее близкая к оригиналу экранизация ваших произведений сделана, как ни странно, в России. Как вы считаете, в чем тут дело: это близость польской и русской души или же дело в режиссере Игоре Масленникове, который снял самого английского Шерлока Холмса, а теперь вот – и самую польскую Хмелевскую?

– Наверное, все-таки это режиссер. Его видение оказалось наиболее близким к моей книге. Известно, что режиссеры делают фильмы только так, как их видят. Вот он видел, видимо, достаточно близко к оригиналу. Так что такой близкий к оригиналу фильм – полностью заслуга режиссера.

– А близости понятий о жизни, того, что называется менталитетом поляков и русских, вы не ощущаете? Лично я, когда читаю ваши книги, ловлю себя на том, что все, что там написано – такое родное и знакомое. Мы такие же, так же разговариваем, так же думаем, так же носимся со своими родственниками... Возможно, русские и поляки ближе друг к другу, чем даже нам хотелось бы?

– Дело в том, что судьба наших стран достаточно близка, обе наши страны избавились от одного и того же ужасающего общественного строя и фактически проходили через одни и те же трудности. Я пишу о нормальных обычных людях, которые меня окружают. Во всяком случае, я старалась писать о людях более-менее нормальных и интеллигентных, а не о таких вот дураках (стучит по деревянному столу). То есть, возможно, что нормальные люди как раз примерно одинаково чувствуют, одинаково живут и там и здесь.

– Тем не менее при советской власти для нас Польша была таким Западом, что туда даже не всех пускали. А когда читаешь ваши книги, то создается впечатление, что и при коммунистах у вас жили достаточно свободно, а уж красивой пани вообще все было дозволено.

– Конечно, у нас в Польше было больше свободы, чем в России, к тому же сама я пользовалась свободой выезда. В начале своей карьеры я работала в Дании, где заработала официальные деньги. На эти-то свои собственные деньги я могла выезжать. Правда, для каждой поездки приходилось получать заново заграничный паспорт, а чтобы его получить, требовалось приглашение из той страны, куда я собиралась ехать. Это сильно мешало, так что в течение полугода я вела войну с министром внутренних дел, естественно, в письмах. Ему повезло, что в письмах, потому что по морде я ему не надавала, хотя бы очень хотела. Эта моя переписка была самой настоящей битвой при Грюнвальде! Но я выиграла свою войну и получила официальную бумагу, в которой говорилось, что я имею право выезда за границу без приглашения. Паспорт, правда, все равно надо было каждый раз получать, а потом каждый раз сдавать. Но приглашения от меня уже никто не требовал.

– И в Дании вы пристрастились к игральным автоматам?

– Да, действительно, это там началось.

– А здесь играете?

– Разве что идти к автоматам ночью. Весь день с утра до ночи расписан под интервью. Я уже от такого распорядка полуживая, точнее – полумертвая.

– Ваша популярность так велика – вполне естественно, что вы здесь нарасхват.

– Если бы мне было на тридцать пять лет меньше, я бы прекрасно все это выдержала с песенками. А сейчас, к сожалению, все это труднее.

– Пани Иоанна, вам, наверное, много писем пишут читатели. Вот на ярмарке говорили про письмо женщины, которой ваши книги спасли жизнь. А о чем еще пишут?

– Запоминаются, конечно, прежде всего те письма, где люди просто конкретно просят помочь: дать совет, дать телефон, подсказать, куда обратиться, и так далее. Это запоминается, и в таких случаях я, конечно, сразу же стараюсь прийти людям на помощь, найти необходимые телефоны или что-то еще. А вообще я очень люблю письма, где люди ничего от меня не хотят и ничего не требуют, просто говорят: «Как хорошо, что вы есть!». К тому же еще некоторые просят, чтобы я посылала им свои фотографии с автографом. Видимо, они просто ошибаются и путают меня с Гретой Гарбо (смеется).

– Большое спасибо, пани Иоанна. Как хорошо, что вы есть!

– Дзенькую бардзо.

Беседовала Ксения Молдавская